«Невидимые деньги»

Биотопливо Новости

Для кого лето пора солнца и отдыха, а для кого трудоемкая пора – сбор урожая. Как правило, данный процесс гордость для нашей страны, ибо она всегда славилась как житница. Каждый раз, когда слышишь отчеты регионов о намоле первого миллиона, возникает некое торжество.
Только не все так гладко. Еще пару недель назад мы могли бы остаться «без хлеба» – у аграриев катастрофически не хватало дизтоплива….И так повторяется из года в год. Каждый раз Правительство выискивает деньги на закупку дизтоплива, опустошая спецфонды, и каждый раз, при этом, обещает решить проблему на перспективу. А именно – развить отрасль производства биотоплива.

Но, как показала практика нынешнего года, обещания так и остались декларациями, а ими как водится, сыт не будешь. Хотя сказать, что биотопливо на практике не представлено – нельзя. Даже, несмотря на то, что в целом оно пока на уровне «кустарного промысла».
А вот сказать, что реальный потенциал Украины в этом направлении не задействован – можно…. Особенно на этом настаивают, те, кто не один год пытается его развивать. Говорят, что все это – деньги под ногами….

Как увидеть эти деньги, а главное как их «поднять» рассказывает директор одного из отечественных институтов, который не только учит студентов этому, а еще и практически производит биодизель, биогаз, и даже топливные пелеты из сорняков. Они полностью обеспечивают этим все свое хозяйство под Киевом, а также занимаются экспортом готовой продукции.

Валерий Олександрович, как давно Вы занимаетесь биотопливным направлением?
Университет биоресурсов и природопользования уже больше 10 лет в теме биоэнергетики, в том числе и биотопливной. Поначалу мы сами смотрели на нее как на экзотику, а потом на нас смотрели как на экзотику. Ну а сейчас никого этим не удивишь, практически всем знакома данная тематика.

Вы возглавляете институт экобиотехнологий и биоэнергетики. Каковы основные направления его работы?
Институт занимается всеми тремя видами биотоплива: жидкими, твердыми, газовыми. Начинали с газовых. Действовала, и сегодня действует лаборатория по производсту биогаза, в которой уже 6 лет подряд успешно работают два реактора. Сначала они были на сырье животноводческого происхождения ( отходы жизнедеятельности крупного рогатого скота), а со временем перешли на смесевое сырье.

Сегодня мы имеем несколько технологических регламентов, которые позволяют перерабатывать сложные органические отходы агропромышленного производства. Например, отходы птицефабрик, которые весьма сложны в связи с соотношением углерода к азоту. Институт специально разработал особые условия для переработки данного сырья.
В этом плане хотелось бы подчеркнуть, что в таких процессах немаловажную роль играет подготовка специалистов. К сожалению, в Украине данный сегмент плохо развит. Институт может похвастаться такими кадрами, они прошли хорошую стажировку зарубежном. Некоторые и сейчас продолжают набираться опыта, даже не смотря на то, что уже защитили кандидатские. Но их единицы, а в масштабах страны нужны сотни тысяч.

Может ли биоэнергетика стать хорошим бизнесом?
Хороший бизнес в биоэнергетике это тогда, когда применяются комплексные технологии. По такому пути пошел и наш институт. Именно комплексные решения позволяют говорить об экономике. Например, мы производим тепло, биотопливное масло, биодизель и жмыхи. Так вот, тепло на своем заводе получаем из твердотопливных гранул, которые тоже изготавливаются из местного сырья – соломы или древесины. Масло, и соответственно биодизель, производим, в основном, из рапса, который сами же и выращиваем. А все, что остается, потребляет ферма, которая потом дает молоко и биогаз. У нас около 3 тысяч поголовья крупного рогатого скота. Должен заметить, что именно отходы производства завода очень существенно подняли производительность хозяйства. Благодаря жмыху удои молока увеличились от 3 до 5 литров в день. В год это практически 1 тонна молока дополнительно.
Как видите, у нас своя экономика.

Насколько развито производство биодизеля в Украине?
Вообще это наша проблема, проблема страны. У нас все хотят работать по схеме Кулибина, но не все, к сожалению, Кулибины. Поэтому сфера производства биотоплива построена на кустарных установках, и в частности, биодизель. Часто звучат заявления, что биодизель легче производить, чем варить самогонку – так пишут даже в прессе.

Но у нас другая концепция. Если мы какой-то продукт называем биодизелем, то этот продукт должен соответствовать как минимум европейскому стандарту на этот вид топлива. Конечно же, и применение самого биотоплива должно происходить в соответствии с теми нормами, которые существуют в европейских странах.

В чистом виде биодизель сегодня применять не то что не рационально, это ведет к уничтожению позитивного имиджа биодизеля. Для того чтобы применять его в чистом виде, даже если он европейского качества, надо иметь специальные двигателя. В ином случае придется переоборудовать. Если же применять его как компонент смесевого топлива (не более 30% смеси с классическим дизелем), то все показатели не будут превышать показатели обычного дизтоплива. Тогда и никаких проблем для двигателя.

Теряется ли коэффициент полезного действия (КПД) двигателя при использовании биотоплива?
Если говорить о топливе, которое используется в Европе, то потери КПД составляют 5-6%, а если говорить о нашем биодизеле, то наоборот – КПД повышается. Все зависит от качества топлива.

К сожалению, большинство производимого сейчас в Украине топлива имеет не очень хорошее качество, вот оно и формирует слухи о потери КПД и т.д. Тому, кто пробовал работать на «чистом» биотопливе, знакомо чувство своеобразной эйфории.

Но все же использование любого топлива связано с техникой, а она бывает капризной. Например, если машина рассчитана на определенную плотность топлива, то надо использовать топливо с такой же плотностью. Или же если двигателя рассчитаны на более пассивное топливо, то активный биодизель может создавать проблемы.

В любом случае биодизель это продукт биологического происхождения. Хотя имеет схожий химический состав с классическим. Но вот по сере он просто идеален, потому что практически ее не содержит. Парафины могут присутствовать, если биодизель производится из подсолнечного масла и не применяется специальная технология очистки. Кстати, у наших коллег из России биодизель, в основном, более агрессивен в плане химического состава.

А каков продукт Вашего завода?
Мы производим биодизель из нескольких видов сырья, поэтому для этого установлено соответствующее оборудование. В принципе у нас классика производства, как и во всей Европе. Данная технология предусматривает не только превращение растительного масла в метиловый ефир, а и несколько этапов очистки. Первый – очистка от остатков метанола, вторая – как правило очистка от остатков щелочи, третья- остатки воды и четвертая – механические примеси. Вот только если есть четыре очистки мы получаем высокое качество биодизеля и хороший выход. Если вы приходите и видите только одну емкость и вам говорят, что в ней делают биодизель смело спрашивайте какое сырье применяется – если говорят любое, значит и продукт «любой». Хотя такого рода производители утверждают, что такая технология производства дает биодизель европейского качества. Это толстая, из твердых сортов пшеницы, лапша. Чудес не бывает.

Есть технологии, которые отличаются от классических, они очень дорогие сами по себе. Прежде чем начинать мы проводили оценку разных технологий.

Производимый институтом биодизель сертифицировано?
Пока в этом нет необходимости. Мы применяем биодизель исключительно для нужд собственного хозяйства. Все тракторы работают на смесевом топливе. Хотя соответствующие анализы по качеству топливо проходило, результаты отличные.

Завод имеет какие-то особенности?
Да, это наши линии очистки. Первая – получение масла высокого качества холодной выжимки. Вторая линия – очистка масла, при чем без применения химии, а также особо затратных материалов. Третье – само производство биодизеля. Все эти линии вошли в государственный лизинг, по этой схеме их можно купить. Условия выгодные – 3-5 % годовых. Линии прошли полный цикл государственных экспертиз, получили соответствующие разрешительные документы.

Какова себестоимость производимого топлива?
С учетом того, что сырье у нас свое, цена за литр колеблется в пределах 3,80 – 4,80 гривен.

Какие объемы производства?
Он не показателен по мощности, ведь Университет это, прежде всего, учебный вуз. Нам нужен был завод, на котором могли бы практиковаться студенты.

В год завод может производить до 3 тысяч тон биотоплива. Реально же нет смысла производить больше 1 тысячи, потому как он превратится из научно-исследовательского в промышленный. Ну если брать по дням, то в сутки можно получать до 3 тон масла и до 7 тон макухи. В эквиваленте на биодизель это 98%, пару процентов выпадает на технические примеси.
Последние три месяца завод работает сутками. Произведенная продукция, в полном объеме, идет на экспорт. Но в данный момент мы производим только рапсовое масло.

Почему завод производит масло на экспорт, а не топливо?
Дело в том, что так выгодней. Сейчас оптовая цена, что на обычный дизель, что на биодизель где-то в районе 4,70 – 5,00 грн. Масло же дает больше дохода.

Сколько светлых нефтепродуктов реально заменить биотопливом?

Скажем так. В год наше сельское хозяйство потребляет 1 млн 600 тыс тон дизельного топлива. Для того чтобы заменить это топливо биодизелем надо использовать примерно 350 тысяч га земли. Это чуть больше 1% от общего числа пахотных земель. А их где-то 28 – 30 млн га. Получается, что 350 тысяч гектаров необходимых для выращиванья сырья под производство биотоплива это всего лишь чуть больше 1 % пахотных земель.

При этом сразу хочу заметить, не надо слушать тех, кто говорит, что использование земли под рапс и т.д. приводит к ее непригодности. Рапс ничем не отличается от любой другой культуры. За ним тоже надо ухаживать, после него тоже необходимо соблюдать все технологии обработки почвы. Просто нужно знать как его выращивать и убирать, в этом случае он такой же как сахарная свекла, кукуруза или пшеница. Он не является культурой варваром.

Сейчас у аграриев снова возникла дилема с дизтопливом для сбора урожая. И так не первый раз. При этом Правительство каждый год году на закупки дизтоплива.

А ведь достаточно всего 10 % от этих денег, это грубо говоря 160 млн грн, использовать на строительство хотя бы таких заводов как наш и Правительству не пришлось бы каждый год «спасать» урожаи, методом опустошения казны или специальных фондов. Глядишь, через пару лет мы бы с вами уже совсем по- другому смотрели на вопрос энергетической безопасности.
Но пока все говорят, что на такое денег нет.

Как по мне, то наша проблема в том, что мы эти деньги просто не видим. Ведь деньги лежат у нас под ногами, только их надо уметь, а главное хотеть взять.

Получается нам выгодней датировать экономику других стран, чем строить новую отрасль у себя?
Все знают, что в данном случае есть две проблемы. Первая – нехватка политической воли, а вторая – законодательная база. С последней уже лучше. Последние принятые законы оживили биотопливный сектор.

Но главная проблема это отсутствие достаточных знаний у тех, кто мог бы и хотел заниматься биотопливом. Из-за отсутствия достаточного окличества информации о технологиях многие просто боятся входить в данную сферу. Вопрос обучения, подготовки, переподготовки специалистов должен стоять как первоочередной в Правительстве, если мы хотим сделать Украину энергонезависимой страной.

Кроме того, в популяризации биоэнергетических технологий нам должны помогать и СМИ, но пока мы часто наблюдаем как в прессе появляются заказные материалы, которые своим невежеством отталкивают общество от тех технологий и проектов, которые в Европе используются уже десятилетиями. Европейцы готовы платить в несколько раз дороже за биотопливо лишь бы воздух на планете стал чище, лишь бы вода была прозрачней и т.д.
У нас же большая страна, но практически полная инертность в этом плане общества.

Как обстоят дела с инвестициями в эту отрасль?
Да пока не очень живо. Все боятся потерять свои деньги, людей пугает неопределенность и постоянные внутренние неурядицы.

Но я бы сказал так, там где выращивают рапс и под это выделяют не меньше 5 тыс га земли можно спокойно ставить цех по производству масла и биодизеля без каких-либо опасений за вложенные деньги.

В прошлом году Украина столкнулась с проблемой некоего переизбытка рапса, который просто не успевали вывозить и негде было хранить….

Это не помешало Украине стать лидером в Европе по экспорту рапса. В тоже время из-за плохого развития сферы биотоплива при продаже каждой тонны рапса теряется 30 % прибыли. Вот мы продаем, семеня рапса, потому что не имеем людей, которые умеют его перерабатывать, мы не имеем производственных мощностей и т.д., от этого страдает социальная сфера да и в целом государство. В комплексе окажется, что та стоимость, за которою продаем, тут же и теряется.

Вы думаете, почему экспортеры подсолнечного масла, в свое время, активно пролоббировали законодательные инициативы, когда столкнулись с нехваткой сырья в стране? Они просчитали все в комплексе, и прекратили вывоз сырья за границу. В результате Украина вышла на рынок как ведущий экспортер готовой продукции, а не сырья.

Почему мы не можем также работать с рапсом?!
Сегодня биодизель имеет высокую розничную цену, если он соответствует стандартам евро-10, евро-12. Его выгодно производить и продавать. Кроме того, развитие производства биодизеля, это огромный плюс животноводству, о чем я говорил уже раньше. Но в Украине пока в этом плане позиция такова «Сидим под банановым деревом, где до плода рукой достать, но ждем пока он таки сам свалится на голову».

А биэтанол?
В этом вообще не вижу никаких проблем для развития. Технически там все решено. Просто очень сильное лобби спиртовиков. В тоже время не менее сильное лобби нефтяников. И вот они между собой никак не договорятся.

В остальном, как по мне, для производства биоэтанола есть все – и сырье, и производственная база.

Почему Бразилия или Аргентина могут, а мы нет? Можем, но опять таки не хотим.

Каков потенциал биомассы, по Вашим оценкам, в Украине?
Оценки есть разные, но давайте для примера возьмем солому. Так вот, в прошлом году был урожай под 40 млн тонн – примерно столько же и соломы. Из этого количества 30%, а это 12-13 млн тонн соломы можно забрать с поля для использования в энергетических целях. А одна тонна соломы это 330 кг дизельного топлива или 600-700 кг угля, или же 500 м кубических газа.

Источник: naer.gov.ua
Вот мы, например, постоянно на полях убираем солому, которая идет на сушку зерна, на производство тепла.

Институт не планирует расширять производственную базу?
Пока нет. Правда в планах есть социальный проект. Мы хотим перевести поселок, в котором находятся наши производственные мощности, с природного газа на биогаз. Сейчас наш биогаз, даже не очищенный, горит лучше, чем тот, который в камфорке.

Помимо социального аспекта мы расширим возможности сельского хозяйства. А если к этому прибавить еще технологию производства топливных пелет, то получится что-то похоже на энергонезависимый «островок», практически в черте мегаполиса. Кстати, пелеты делаем даже из сорняков – всем известной амброзии.

Добавить комментарий